О нас в прессе — Белый Лотос
sindrom-min
Детоксикация
04.09.2017
grille-1848975_1280-min
Лечение от героина
22.09.2017
businessman

Статья о реабилитационном центре Белый Лотос

О нас в прессе! Девять месяцев на перерождение.

Место нахождения центра Белый Лотос

В этом августе благотворительный фонд поддержки здорового образа жизни «Белый Лотос» отметил свои двенадцать лет. В реестре Минсоцразвития Новосибирской области содержится всего восемь негосударственных организаций, осуществляющих деятельность по социальной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства или психотропные вещества в немедицинских целях. Город Новосибирск значится в качестве юрадреса семи из них, Бердск – у «Белого Лотоса», причем фактический адрес местонахождения этого фонда – село Курочкино Тальменского района Алтайского края. «Ценовая политика Алтайского края оказалась для нас более приемлемой», — объясняет учредитель фонда Дмитрий Чечулин. Пересекаем границу Новосибирской области с Алтаем, едем ещё километров двадцать по федеральной трассе, потом поворот направо и еще километров десять по наезженной дороге. Маленькое село Курочкино, где живут меньше тысячи человек. На улице Школьной – яркое двухэтажное здание, отделанное сайдингом разного цвета – желтым, красным, зелёным. Красота! Это, говорят местные жители, школа. А сразу за ней – территория, огороженная зелёным железным забором: здесь располагается реабилитационный центр для наркозависимых, алкоголиков и игроманов. Раньше, показывает Дмитрий Юрьевич, здание центра было в другом месте – недалеко отсюда, буквально через дорогу.

Территория - Белого Лотоса

За зелёным забором — ухоженная территория. Постриженный газон и деревянные настилы. Мощеный красными кирпичами дворик, который красной площадью зовут. Баня, её топят сегодня для гостей. Лавочки. Рукотворный пруд. Дом из двух этажей с изолированными входами на каждый: так, оказываются, разделяют родственников и знакомых.

У каждого проживающего есть свои трудовые обязанности. Стирают, убирают, готовят они сами, нанятых кухарок и прачек нет. Но чисто и уютно возле зданий хозпостроек и самого центра, порядок внутри. Вот комната для женщин, вот – для мужчин… А почему для мужчин комната больше? Так и среди реабилитантов мужчин больше, говорит директор центра Александр Трушников, женщины тщательнее скрывают свою зависимость и реже обращаются за помощью.

Выставки ярких художественных полотен – в комнате для персонала, в помещениях проживающих. Оказывается, приезжает местный центр творчества, в ходе арт-терапии появляются на свет рисованные маслом холсты. Осенние деревья, дом среди подсолнухов, одинокий человек среди зимних гор, обнявшаяся пара под зонтом… Много синих и красных тонов. Авторы могут забрать картины с собой, когда уезжают домой, но многие оставляют в дар как знак своей признательности.

С гордостью показывают спортзал с тренажёрами, где хранятся кубки и медали за победы в спортивных соревнованиях. Вход контролирует большой ухоженный пёс Лёсик, он рычит не зло, мол, смотрите у меня. Его оставил здесь кто-то из клиентов центра – может, за ним вернётся, а пока что проживающие любовно треплют Лёсика за ухом и говорят, что он добрый. Еще две собаки содержатся на улице в вольерах. Они тоже добрые… и тоже не мелкие. Ворота и двери на этажи закрываются на замок, открыть их могут только сотрудники центра. Работает радиосвязь.

Реабилитация Белого Лотоса

Сегодня реабилитацию проходят шестьдесят человек, большинство – наркозависимых. Люди с алкогольной зависимостью, рассказывает директор центра Александр Трушников, в основном, постарше: самому взрослому клиенту 65 лет.

А возраст наркозависимых резко снизился в последнее время: есть ребята, которым едва исполнилось 19 лет, но они уже самостоятельно сладить с пагубной страстью не в силах. Влияние на юный организм синтетических наркотиков крайне разрушительно, привыкание развивается с первого-второго употребления. «Много случаев, когда наркотики распространяются в образовательных учреждениях, — говорит Александр Сергеевич, – школах, институтах.

Власти борются с этим, но предпринимаемых мер недостаточно. На помощь приходят такие организации, как наша. Мы не просто реабилитируем, но активно проводим профилактическую работу. Недавно были в Сузуне, в Колыванском аграрном колледже встречались со студентами, присутствовали также районный нарколог, представители правоохранительных органов».

Профилактические мероприятия

Профилактические мероприятия проходят в Искитиме, Бердске, Новосибирске, рассказывает Александр Трушников, есть представители центра в Кемерово и Барнауле. Активно работают выпускники «Белого лотоса»: почувствовавшие, что избавиться от зависимости возможно, они готовы пропагандировать ценности здорового образа жизни. Готовы ли им поверить окружающие?

Молодой мужчина с горечью говорит, что не нашёл поддержки, когда обратился к властям с предложением организовывать профилактические встречи с молодежью: «Мне сказали, мол, не буди лихо. Я сначала сильно эмоционально реагировал. А потом успокоился: может, правда ещё время не пришло. Были в советское время вытрезвители, ЛТП, сейчас самое действенное — социальная реабилитация. Государство придёт к мысли, что нужно поддерживать это направление, я уверен».

За двенадцать лет работы в центре поддержки здорового образа жизни прошли реабилитацию более двух тысяч человек. По статистике центра, примерно пятая часть из них находится в устойчивой ремиссии. Динамика выздоровления зависит от разных факторов, значимей всего — мотивация самого зависимого. Плохо, когда окружающие не верят, что жить трезво можно и нужно, вдвойне хуже – если в семье не настроены на трезвость.

Человек успешно проходит все реабилитационные процедуры, но возвращается домой и… «В 70 процентах повторное употребление после прохождения реабилитации происходит в результате влияния семьи», — отмечает директор «Белого лотоса».

Центры социальной адаптации

В Искитиме и Новосибирске, где работают центры социальной адаптации, проводятся и мероприятия для созависимых родственников. На семинарах и тренингах членов семьи учат, как не стать невольным провокатором срыва зависимого человека, как сформировать границы здорового общения. «Мы не советуем, мы рекомендуем, — объясняет специалист по работе с созависимыми Яна Крайнева. – Процессы созависимости достаточно сильные, зачастую курс индивидуальной и семейной психотерапии необходим самим родственникам. Даже мама — самый близкий, светлый и родной человек — по доброте своей может только вредить, сама того не желая».

В штате благотворительного фонда работают психологи, специалисты-медики. Среди консультантов по химической зависимости — те, кто смог преодолеть эту проблему, долгое время не употребляет и постоянно проходит обучение. Их деятельность имеет важное значение: реабилитируемые могут не верить психологу, врачу, но таким, как они, кто сам прошёл этот путь и смог выздороветь, они поверят. «Кто сумел побороть зависимость, лучше расскажет зависимому, почему ему нужно вернуться к нормальной жизни», — говорит один из консультантов.

Комментирует учредитель центра Дмитрий Чечулин: «Персонал мы обучаем сами, а помимо этого, оплачиваем обучение у специалистов, таких как Руслан Молодцов. Специфике избавления от химической зависимости учат немногие». Имеет диплом преподавателя психологии и получает образование в медуниверситете по специальности клиническая психология и социальная работа директор центра Александр Трушников.

А если человеку, употребляющему давно и долго, требуется не только социальная реабилитация, но медицинская помощь? Есть договор с государственным учреждением — наркологическим отделением в Бердске, объясняет Дмитрий Юрьевич. И еще — договор с наркологом-психиатром города Новоалтайска. Каждый клиент сдаёт при поступлении анализы на ВИЧ, гепатит и сифилис, проходит флюорографию, ЭКГ и терапевта – если он не смог это сделать дома, то в центр приезжает оборудованный автомобиль медицинской фирмы города Барнаула. Выходя из центра, человек получает сертификат об окончании реабилитации и результаты своих анализов.

Сколько времени длится реабилитация?

Полный курс выздоровления – от девяти месяцев до года. Он может быть больше, а может и меньше, это зависит от возраста, стажа употребления и множества прочих факторов. Программы реабилитации индивидуальны, говорят работники центра, и в ходе её постоянно ведется наблюдение за поведением человека, его готовностью выполнять рекомендации специалистов и самостоятельно работать над собой.

Что может заставить 65-летнего алкоголика изменить свой образ жизни? «Найти мотивацию — самая большая проблема, — отмечает директор центра. – Важно не просто научить быть трезвым, но помочь понять, для чего.

Активно подключаются психологи. Два с половиной года назад мы запустили программу для старших возрастов, она уже дает свои плоды: есть находящиеся в ремиссии два года и более». И ещё один способ попробовали в центре около года назад – семейные сессии, когда психолог одновременно работает с зависимым и его родственниками. Это реабилитация другого уровня, утверждает Александр Сергеевич, результаты её впечатляют.

Среди услуг центра – получение согласия на реабилитацию. Это значит, не сами зависимые обращаются за помощью? Чаще всего, в 85 процентах случаев, бьёт тревогу мама, отвечает директор. Начинается работа по так называемой кризисной интервенции – долгая, кропотливая, требующая внимания к личности зависимого.

Как правило, он утверждает, что справится со своей проблемой сам. Но таких попыток у него, как правило, не одна и не две, до десятка может быть кодировок и даже обращения к бабушкам-ведуньям. Сам? Пожалуйста. Но если не справишься – обратись в центр социальной реабилитации. Трёхсторонний договор центра, реабилитируемого и его родственников помогает в тех ситуациях, когда выздоравливающий вдруг решает, что уже выздоровел: не он один, но все стороны договора должны прийти к этому решению.

КАК СВЯЗАНЫ С РЕАБИЛИТАЦИОННЫМ ЦЕНТРОМ ГРУППЫ АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ, АНОНИМНЫХ НАРКОМАНОВ?

Их ведут, как правило, прошедшие курс социальной реабилитации. Работа в группах самопомощи идёт по системе «12 шагов», эффективность которой признана во всём мире и одобрена в России, а в Америке, откуда пришла, — одобрена на законодательном уровне. Например, человека остановили в пьяном виде за рулем автомобиля, и он должен либо посетить группу самопомощи, либо его посадят в тюрьму.

Такого нет в России, спасение зависимого у нас традиционно считается его личным делом. Более того, парадоксально: лечиться от зависимости – дело стыдное (в «Белом лотосе» часто звучит слово «анонимность»), распитие спиртных напитков в присутственных местах и разговоры об алкогольном или наркотическом угаре при этом «не стыдные».

Есть группы самопомощи и в Сузуне. Их посещает, говорят консультанты «Белого лотоса», человека три-четыре. А социальную реабилитацию только в этом центре проходили десять человек, из них половина смогла удержать себя в трезвости более трёх лет.

Администрация центра, специалисты и консультанты признают: стопроцентной гарантии излечения нет. В первые три года срываются процентов сорок выздоравливающих, в первые пять лет – процентов шестьдесят. Если в течение десяти лет хотя бы пять процентов из бывших клиентов социально-реабилитационного центра останется «чистыми» — это уже отличный результат.

Тяга к игре и химическим препаратам оказывается сильнее, чем инстинкт самосохранения, чем материнский инстинкт. Но есть «телефон доверия» 8 (800) 550-54-15, «горячий телефон» 8 (800) 222-09-75, по которым готовы беседовать и с тем, кто осознал свою проблему, и с членами семей. Первая консультация в реабилитационном центре, как правило, бесплатна, посмотреть условия пребывания реабилитантов – тоже бесплатно.

Торжественные мероприятия Белый Лотос

«Я сильно боялась, что с моим сыном здесь будут плохо обращаться, — признается мама, приехавшая со своим взрослым мальчиком на день рождения центра «Белый лотос», — я звонила сюда каждый день». А теперь она благодарит за то, что дали бывшему наркоману с пятнадцатилетним стажем шанс начать жить заново. Для человека социально-реабилитационный центр стал местом, где помогли сделать первые шаги к здоровому будущему, где не бросают наедине с собой.

Благодарности выпускников звучали на торжественном мероприятии в честь 12-летия благотворительного фонда «Белый лотос». «Этот дом помогает заблудившимся в жизни людям начать всё заново», — говорили ребята. И ещё: «Я всё потерял, а теперь у меня всё есть — стабильность в жизни, моя семья и любовь, и цель в жизни». В сельском учреждении культуры была концертная программа с эстрадными миниатюрами, стихами, песнями и рэп-композициями.

Выпускники приехали на праздник с родственниками, супругами, своими маленькими ребятишками. Их пример — самый наглядный для реабилитируемых: вот, значит, для чего нужно быть трезвым: чтобы уважали тебя самые близкие люди, чтобы ты сам мог себя уважать.

Любая зависимость – это болезнь чувств. Это когда человек не умеет радоваться без допинга. Может, его не научили этому в детстве, может, разучился он, став взрослым. Мне раньше не нравилось, когда меня с чем-то поздравляли – с днем рождения, с женитьбой, с рождением сына… Как-то не доходило, что люди это могут делать просто так, потому что хотят разделить со мной мою радость. Только ближе к пятидесяти годам, когда прошел через реабилитацию, я понял: испытывать хорошие эмоции можно и без наркотиков, просто потому, что вокруг что-то хорошее происходит, и ты научился это видеть». РЕЗИДЕНТ Аноним

РЕЗИДЕНТ Аноним

Я когда приехал после реабилитации, сильно боялся, что сорвусь: за компанию, просто потому, что не захочу показаться каким-то неправильным, что ли. Однажды друг попросил подвезти, купил пива. Сильно мне захотелось тоже этого пива купить, будто выпью – и всё будет отлично. Остановился у супермаркета. И купил арбуз – огромный такой. Привёз домой, жена и дети так обрадовались! Арбуз красный оказался, сочный, вкусный. Ели мы его все вместе, смеялись, и так хорошо было! Потом когда мне предлагали пива там или ещё что – я всегда этот арбуз вспоминал

РЕЗИДЕНТ Аноним

Я сам сюда приехал, месяцев шесть пробыл. Но труднее было, когда домой вернулся. Жена до сих пор иногда говорит: «Лучше б ты пил!» — потому что тогда ей проще было мной управлять, я выпил – виноватый и послушный. А теперь не пью, как меня заставить что-то делать, если я делать это не хочу?

РЕЗИДЕНТ Аноним

Я только на семинарах поняла, что делала всё неправильно. Например, чтобы он не воровал, я ему денег больше давала. Я наседала на него, его это только злило. Я не знала, что нельзя обвинять, а нужно больше говорить о своих эмоциях – как я люблю сына, как за него переживаю. Нужно показывать, что ему доверяешь, что он достоин доверия

МАМА КЛИЕНТА Мария Владимировна

Комментарии закрыты.